Смоленская областная  юношеская библиотека. Мероприятия

Русские писатели 20 века: биографический словарь / Сост. П. А. Николаев. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. – 808 с.: ил.

Настоящий Словарь входит в систему энциклопеди­ческих трудов, посвященных русской словесной куль­туре. В нем характеризуются все виды писательского творчества: проза, поэзия, драматургия, детская лите­ратура, литературоведение и литературная критика.

Он отвечает основным положениям современной на­уки об историческом пути русской литературы в двад­цатом веке. Этот путь был как бы предугадан послед­ними классиками предшествующего столетия А. Чеховым и Л. Толстым, встретившими новый век с тревогой и надеждой, относящимися и к культуре. (Строго говоря, надо было бы включить и эти имена в настоящее изда­ние, но все-таки они - плоть от плоти века девятнад­цатого.) И то и другое подтвердилось в полной мере.

 

По данному Словарю можно составить мартиролог писателей 20 века куда более гигантский по сравнению с известным мартирологом А. Герцена. Трагической оказалась не только история России, но и судьба ее художников слова. Даже внешне благополучных, не отторгнутых властью (М. Горький, М. Шолохов, А. Фадеев, И. Эренбург, К. Симонов и др.) не мино­вали драмы.

С другой стороны, одним из подтверждений надеж­ды великих писателей прошлого был расцвет отечест­венной литературы, сохранившей несмотря ни на что в целом свою эстетическую свободу. Из русских худож­ников слова 20 века более ста писателей - мировые величины. В количественном отношении это куда боль­ше того, что дал «золотой век» русской литературы.

Политические режимы в 20 веке не любили культу­ру. Не только ту, что прямо противостояла власти, но и ту, что была на стороне существующего строя: в данном случае опасались ее относительной независимо­сти. Поэтому, например, после Отечественной войны 1941-1945 годов, которая была выиграна отчасти бла­годаря литературе, формировавшей патриотические чувства парода, одной из первых политических акций власть сделала суд над писателями, а вскоре и над ху­дожниками, представляющими другие виды искусства. II общий мотив осуждения столь несхожих но миро­воззрению и стилю художников, как А. Ахматова и М. Зощенко - они мыслят и ведут себя независимо.

Защищаясь, художественная литература во второй половине 20 века апеллировала к народу и одновре­менно защищала и его от режима. Неслучайно ее глав­ным эстетическим достижением в этот период стала так называемая «деревенская проза», подготовленная ве­ликим поэтическим опытом А. Твардовского и пред­ставленная такими именами, как Ф. Абрамов, С. Залы­гин, В. Астафьев, Б. Можаев, В. Распутин, В. Белов и, естественно, А. Солженицын.

Словарь отрицает кладбищенские, «поминальные» мо­тивы относительно советской литературы. Не говоря о ее классиках, нельзя не признать, что даже многие писатели русского зарубежья созревали в ее пределах. Новые известные имена, заявившие о себе в последнее десятилетие, в большей степени наследники предшест­вующего длительного этапа в истории культуры 20 века, чем это кажется современной критике.

Д. С. Лихачев говорил, что история культуры не есть ее прогресс: она - накопление культуры. Отвергая ме­тонимический взгляд на литературу, когда часть худо­жественного явления выдается за ее целое, Словарь старается представить общий позитивный эстетический результат всего накопленного в истории нашей нацио­нальной литературы. «Слагаемые» этого результата очень разные по ценности, по художественному содер­жанию, но присутствуют между ними и внутренние свя­зующие нити, что вполне понятно: культура - едина.

Словарь можно воспринимать как продолжение многотомного словаря «Русские писатели. 1800-1917», осуществляемого издательством «Большая Российская энциклопедия» (опубликовано четыре тома). Но пред­лагаемое издание имеет и специфические структурные признаки: его можно назвать «авторской энциклопе­ дией». Разумеется, все традиционные жанровые и со­держательные качества словарных статей, их библио­графические «нормы» здесь присутствуют, но наличе­ствуют индивидуальные авторские стили и аналитиче­ские подходы к материалу. Условное определение издания как «авторской энциклопедии» объясняет его некоторые содержательные и структурные моменты. Редакционная коллегия приняла в расчет авторские терминологические характеристики исторических со­бытий. Например, «октябрь 1917 года»: и «револю­ция» и «переворот» - тем более, что эта разноголосица была обычной и для того времени, в том числе и в среде большевиков (И. В. Сталин озаглавил свою юби­лейную статью в газете «Правда» в 1918 году: «Октяб­рьский переворот»).

Мы посчитали также необходимым согласиться с ав­торским определением объема той или иной статьи он, как правило, диктовался не только (а иногда - и не столько) значительностью объекта энциклопедиче­ского рассмотрения, сколько степенью изученности «предмета» или сегодняшней информированности о нем (например, статьи о Д. Бедном, А. Безыменском). А также - манерой изложения того или иного автора статьи, которую редколлегия стремилась сохранить, -п редставляя, таким образом, не только панораму лите­ратуры 20 столетия, но и спектр различных исследова­тельских подходов и стилевых особенностей современ­ных аналитиков литературного процесса. Это послед­нее обстоятельство отчасти проясняет вопрос об адре­сате издания. Оно предназначено как для всех тех, кто интересуется русской словесностью 20 века, так и для ее исследователей. Создатели Словаря надеются, что эта книга послужит содержательным материалом для будущей научной истории русской литературы уходя­щего столетия - и в то же время составит увлекатель­ное чтение для самого узкого круга читателей, в т. ч. школьников и студентов. Это неудивительно для кни­ги, среди авторов которой есть такие писательские име­на, как С. Залыгин, Л. Озеров, Ф. Искандер, А. Борщаговский, а также крупнейшие литературоведы и критики, которым и принадлежала инициатива этого издания. Некоторые из них и сами стали объектами энциклопедического повествования.

На структуре статей не могло не сказаться большое различие в литературном опыте авторов и их принад­лежность к разным литературным «цехам». В Словаре, по существу, предпринята попытка объединить два, строго говоря, неодинаковых «ведомства»: литературо­ведение с его историческим «великодушием», обяза­тельным для науки, и литературную критику, свобод­ную от этого (что является не ее недостатком, а самой природой). Но публицистических пристрастий авторы-критики старались избегать (один из характерных при­меров - статьи А. Бочарова о писательских антиподах: В. Гроссмане и В. Кожевникове), хотя, конечно, кое-какие мировоззренческие предпочтения не могли не ска­заться в тексте.

Авторы не использовали материал для обоснования своих нынешних культурно-социологических концеп­ций. Они исходили из того, что он самодостаточен, дорог своим историческим качеством. Информацион­но-аналитический принцип издания можно назвать «объединяющим». То есть, создавая своеобразный пан­теон русской художественной словесности уходящего века, писатели, литературоведы, критики увидели в этом возможность творческого согласия, в котором очень нуждается современное литературное сообщест­во. Всеми осознается такая общественно-нравственная потребность. В русской литературе 20 века, которая при всех своих различиях (и не только в смысле эсте­тического качества) имела в лучших образцах, как уже сказано, общее - относительную свободу от диктата внешних обстоятельств. Необходимость же ее энцикло­педической характеристики вытекает из общей задачи нашего времени: расширить информационное про­странство знаний о прошедшем культурном развитии России, что позволяет хотя бы в малой степени прогно­зировать ее ближайшее и отдаленное будущее.

В основе словника издания лежали два критерия: художественный уровень произведений и знаковость имен их авторов - в общенациональном и мировом сознании. Они не всегда совпадали, эти критерии, но в любом литературном опыте - великом или не столь значимом - присутствовал тот или иной признак.

Настоящий Словарь не академичен, как упомянутые тома широко известного издания «Русские писатели. 1800-1917», и не насыщен большими источниковедче­скими данными (в частности, архивными) - это дело неблизкого будущего.

Естественно, не все достойные писатели 20 века здесь представлены. А многие из тех, кто охарактери­зован, уже не удовлетворяют нынешнее позитивное эс­тетическое восприятие. Но здесь - биографическая ис­тория русской литературы, какой она была в великом и трагическом столетии. Многие авторы статей были и остаются активными участниками литературной исто­рии - тем обоснованнее выглядит их право на участие в данном издании.

Читатели могут указать на отсутствие в Словаре ста­тей о таких замечательных писателях, как Г. Айги, В. Быков, Ч. Айтматов и другие. Многие их тексты создавались на русском языке, их вклад в русскую литературу и вообще в русскую культуру весьма зна­чителен., Но главный источник их творчества - в их национальной духовной стихии: чувашской, белорус­ской, киргизской и т.д. Они, как правило, и начинали писать на родном языке и предметом их повествований была жизнь их национальной родины. Поэтому в со­временном художественном мире они, прежде всего, представляют свою национальную литературу. Приме­ры В. Набокова и И. Бродского не опровергают этого положения: основные начала их творчества - в преде­лах специфически русских художественных феноме­нов.

В работе над Словарем были разные этапы. Перво­начально он создавался, так сказать, на общественных началах, при небольшой финансовой поддержке ин­ститута «Открытое общество», в частном издательстве « Рандеву-АМ » (главный редактор С. А. Надеев ). Зна­менитые авторы не сетовали по поводу мизерных гоно­раров. К редакторской работе привлекались - тоже на общественных началах - три-четыре человека (особая роль в редактировании текстов принадлежала И. И. Николаевой, ушедшей из жизни незадолго до выхода в свет Словаря).

Некоторые статьи создавались почти на конкурсной основе: два-три автора, а иногда и более предоставляли разные тексты об одном писателе - чаще всего, круп­ном. Иногда в уточнении биографических данных по­могали живущие писатели (А. Солженицын и др.).

Авторы и редакторы учли все положительное, что было достигнуто в аналогичных изданиях - словарях, созданных под руководством В. Казака, А. Николюкина, Н. Скатова.

На заключительной стадии, уже в издательстве «Большая Российская энциклопедия», работа над Сло­варем приобрела качественно новый характер, сущест­венно расширился словник издания, и укрепилась его информационная база (здесь особая роль принадлежа­ла доктору филологических наук Г. В. Якушевой). Ис­правлению обнаруженных фактических ошибок и не­точностей способствовала также работа профессиональ­ных энциклопедических библиографов и корректоров.

Исследование русской литературы 20 века в энцик­лопедическом жанре только начинается. Оно, несом­ненно, будет продолжено. Будущим энциклопедистам предстоит оценить огромное количество новых имен, и тогда станет ясно, какое место занимала в духовной жизни России и мира русская художественная словес­ность двадцатого столетия.

Словарь «Русские писатели 20 века», станет заметной вехой в истории российской на­уки и культуры и просто подарком для всех цените­лей великой русской литературы.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Смоленская областная юношеская библиотека
Забыли пароль? Регистрация                
Главная Главная Статьи Электронные обзоры Русские писатели 20 века: биографический словарь
     

Интернет-опрос

Для чего Вы читаете?
 

Случайное изображение

Случайное мероприятие

«Все вправе знать о праве»

15 октября в ГБУК «Смоленская областная юношеская библиотека» состоялось мероприятие из цикла «Все вправе знать о праве». Была рассмотрена тема: «Пути восстановления нарушенных прав потребителя».

Выступала Геберт Жанна Викторовна (главный специалист отдела по защите прав потребителей управления по потребительскому рынку и развитию предпринимательства Администрации города Смоленска).

Подробнее ...

Рекламные материалы



Портал Культура.рф Яндекс.Метрика
Просмотр данного раздела разрешён в любом возрасте
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #119ea9 #0fe971 #051663